Правовая и государственная теория Т. Гоббса

Правовая и государственная теория Т. Гоббса

Томас Гоббс (1588—1679 гг.). Правовые и политические взгляды изложил в работе "Левиафан или материя, форма и власть государства"(1651 г).

Учение о праве и государстве Гоббс стремился превратить в столь же точную науку, как геометрия, которая "является матерью всех 
венных наук". Математический метод, по Гоббсу, свободен от субъективных оценок. Учения о праве и справедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учение о фигурах не подлежит спору, ибо не задевает интересы особенно власть имущих (если бы теорема Пифагора противоречила интересам власть имущих, то все книги по геометрии были бы уничтожены).

Однако намерение Гоббса создать свободное от субъективных оценок политико-правовое учение оказалось несбыточным. При абстрактности исходных позиций его учения и логичности выводимых из этих позиций выводов, сами исходные позиции несли на себе отпечаток субъективизма.

Гоббс строил свое учение на изучении природы и срастях человека. Мнение Гоббса об этих страстях и природе крайне пессимистично: людям присущи соперничество, недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе. Эти страсти делают людей врагами: «Человек человеку — волк». Поэтому в естественном состоянии люди находятся в "состоянии войны всех против всех"

Пагубность "состояния войны всех против всех" вынуждает людей искать путь к прекращению естественного состояния. Путь указывают естественные законы, предписания разума (по Гоббсу естественное право— это свобода делать все для самосохранения, а естественный закон — запрет делать то, что пагубно для самосохранения).

   Естественные законы гласят, что следует искать мира. В этих в целях нужно взаимно отказаться от права на все. Отказываясь от естественных прав (т.е. свободы делать все для самосохранения), люди переносят их на государство. Получившее право на все государство — это великий Левиафан (библейское чудовище), искусственный человек или земной бог.

Власть государства абсолютна: ему принадлежат право издания законов, контроль за их соблюдением, установление налогов, назначение чиновников и судей, даже мысли подданных подчинены суверену — правитель государства определяет, какая религия или секта истинна, а какая нет.

Гоббс, подобно Бодену, признает только три формы государства. 
Он отдает предпочтение неограниченной монархии (благо монарха тождественно благу государства, право наследования придает государству искусственную вечность жизни и т.д.).

Вместе с тем то, что Гоббс писал об абсолютности государственной власти, относилось более всего к области публичного, политического права. 
Обеспечение мира и безопасности требует, по Гоббсу, возложения на подданных в области политических отношений одних лишь обязанностей, предоставления суверену — только прав. Однако же в области частноправовых отношений подданным должны предоставляться широкая правовая инициатива, система прав, свобод и их гарантий.

Отсутствие у подданных каких-либо прав по отношению к суверену толкуется Гоббсом как правовое равенство лиц в их взаимных отношениях. Гоббс отнюдь не сторонник феодально-сословного деления общества на привилегированных и непривилегированных. В отношениях между подданными суверен должен обеспечить равную для всех справедливость ("принцип которой гласит, что нельзя отнимать ни у кого того, что ему принадлежит"), незыблемость договоров, беспристрастную защиту для каждого в суде, определить равномерные налоги. Одна из задач государственной власти —обеспечение той собственности, "которую люди приобрели путем взаимных договоров взамен отказа от универсального права.

В трудах Гоббса содержится понимание свободы как делать все то, что не запрещено законом: "Там, где суверен не писал никаких правил, подданный свободен делать или не согласно своему собственному усмотрению". Цель законов  — не удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать правильное направление. Законы подобны изгородям по краям дороги, поэтому лишний закон вреден и не нужен.

Оценка учения Т. Гоббса в различные периоды истории оставалась дискуссионной. При этом нельзя не признать то значение, которое оказали идеи Гоббса на последующих авторов.