Ужесточение трудового и уголовного законодательства

Ужесточение трудового и уголовного законодательства. СССР в 30-е годы. Внесудебные репрессии. 

Советское руководство осуществляло индустриализацию страны и другие масштабные экономические преобразования, требовавшие привлечения большого количества рабочих и специалистов. В связи с этим, в 30-е гг. создавалась централизованная система плановой подготовки и использования трудовых ресурсов в разных отраслях экономики.

Постоянно увеличивая плановые задания, при одновременном сокращении сроков, отведенных на их исполнение, государство стремилось материально заинтересовать рабочих, но, вместе с тем, стало все чаще использовать и методы принуждения. В 1932 г. с целью уменьшения текучести рабочих кадров вводится паспортная система и прописка. Работодателям (директорам предприятий) предоставлялись широкие полномочия по отношению к нарушителям трудовой дисциплины, а роль профсоюзов в регулировании трудовых отношений, напротив, снижалась.  К нерадивым работникам стали применяться такие санкции, как лишение продовольственных карточек, выселение из ведомственных жилых домов без предоставления иной жилой площади.

Особенно жесткие меры по укреплению трудовой дисциплины были приняты во второй половине 30-х гг. Устанавливались дифференцированные нормы страхового обеспечения, зависящие от стажа работы на данном предприятии (учреждении). Одновременно правительство вводило на производстве трудовые книжки. 

За прогулы и выпуск некачественной продукции предусматривалась не только дисциплинарная, но и уголовная ответственность. К прогулу приравнивалось опоздание свыше, чем на 20 минут и появление на рабочем месте в нетрезвом состоянии. Указом от 26 июня 1940 г. под страхом уголовного наказания был запрещен самовольный переход с одной работы на другую. Наркоматам предоставлялось право переводить рабочих и служащих с одного предприятия на другое в принудительном порядке. Тем же указом рабочий день был увеличен с 7 до 8 часов. Таким образом, достаточно высокие темпы экономического роста СССР базировались, как на энтузиазме трудящихся, так и на репрессивных методах управления.

Установление административно-командной системы повлияло на развитие уголовного права. С одной стороны, так же, как и в 20-е годы при определении уголовной ответственности продолжали использоваться принципы целесообразности, аналогии и объективного вменения (осуждения без вины). С другой стороны, проявляется тенденция к ужесточению уголовных наказаний. С 1932 г. виновные в мелких хищениях социалистической собственности подлежали смертной казни, а при наличии смягчающих обстоятельств –лишению свободы на 10 лет. 8 июня 1934 г. ЦИК СССР  принял Закон об измене Родине, согласно которому предусматривалась коллективная ответственность членов семьи виновного в измене. В апреле 1935 г. устанавливается уголовная ответственность с 12-летнего возраста за совершение тяжких преступлений. С 1937 года максимальный срок лишения свободы был увеличен с10 до 25 лет. Приговоренные к лишению свободы на срок свыше 3 лет с 1929 г. отбывали наказание в исправительно-трудовых лагерях ОГПУ.

Наметившаяся в 30-е годы тенденция усиления мер наказания отразилась и на развитии уголовно-процессуального права. С июля 1934 г. уголовные дела, расследовавшиеся органами НКВД,  стали рассматриваться без участия народных заседателей, а наиболее тяжкие преступления  (измена Родине, террористические акты, диверсии) относились к подсудности военных трибуналов и военной коллегии Верховного Суда СССР. Законом от 1 декабря 1934 г. устанавливался упрощенный порядок рассмотрения дел о террористических актах. В том же 1934 г. было образовано Особое совещание при НКВД СССР – орган, который в административном (внесудебном) порядке мог применять в качестве меры наказания ссылку, высылку и заключение в исправительно-трудовые лагеря. Во второй половине 30-х годов такое же право было предоставлено так называемым тройкам, в состав которых входили местные руководители НКВД, партийных органов и прокуратуры. Все вышеперечисленные меры создавали возможности для  осуждения невиновных, как в судебном, так и во внесудебном порядке.