Вирджинская школа

Теория общественного выбора сформировалась в качестве самостоятельного направления в 60-70-х годах. Ее рождение было во многом подготовлено работами американского экономиста К.Эрроу и шотландского экономиста Д.Блэка, которые попытались применить методы экономического анализа к политическим процессам. Это направление развивалось в дальнейшем в тесной связи с неоклассическими и институциональными моделями.

Основатель теории общественного выбора — американский экономист Джеймс Бъюкенен, родился в 1919 году в США. Получив степень доктора экономических наук в Чикагском университете, он преподавал в университете штата Флорида, затем в Вирджинском, Калифорнийском университетах и Вирджинском политехническом институте. Его основные работы: «Формула согласия» (1962), «Теория общественного выбора» (1972), «Свобода, рынок и государство» (1986). В 1986 г. Дж. Бьюкенен получил Нобелевскую премию за исследование договорных и конституционных принципов принятия экономических решений. В Нобелевской лекции «Конституция экономической политики» (1986) он изложил основные идеи и методологию исследования новой теории. Совместно с американским экономистом Г.Туллоком он организовал Комитет по изучению нерыночных решений, преобразованный затем в Центр исследований общественного выбора на базе университета в Северной Вирджинии.

Возрастающая роль государства сделала актуальной задачу изучения влияния политических процессов на перераспределение и аллокацию ресурсов в экономике. Предмет теории общественного выбора составил анализ особенностей нерыночных процессов выявления и согласования предпочтений с помощью политического механизма. Цель исследования — объяснить экономические аспекты политических процессов, сравнить эффективность рыночного и государственного механизма принятия решений. Общей основой сопоставления явилось выдвинутое Дж.Бьюкененом утверждение о том, что любые экономически значимые решения, в конечном счете, принимаются людьми, максимизирующими значения своих функций полезности. Таким образом, принцип рационального поведения был распространен и на исследование политических процессов.

Вирджинцы на основе маржиналистской методологии построили модель политического поведения по аналогии с неоклассической теорией рынка.

Место товарного рынка занял рынок политический, постулат совершенной конкуренции был заменен предпосылкой «совершенной демократии», избиратели и политики рассматривались как потребители и фирмы. Мотивом поведения политиков являлось не бескорыстное служение обществу, а достижение собственных целей, сводящихся к получению и удержанию власти. Поэтому нередко государственные деятели ориентируются на политически выгодные, жизнеспособные решения, ведущие к упрочению их позиций, но далеко не всегда благотворно сказывающихся на развитии экономики, так как законодатели — живые люди, и в процессе принятия нормативных актов их частные интересы не всегда совпадают с общественными интересами.

Разрабатывая теорию политического рынка, Дж.Бьюкенен подчеркивал, что политические решения, как и рыночные — это выбор альтернативных вариантов развития. Политический и хозяйственный рынок имеют существенное сходство — используется реклама, продвигаются свои товары и т.п. Политический деятель должен быть одновременно политическим предпринимателем, если хочет переизбираться на следующий срок. Он должен отыскать источники финансирования, соизмерить свои затраты и выгоды. В политике, как и на рынке, происходит своего рода естественный отбор, и те, кто не хотят или не способны адаптироваться к конъюнктуре, вытесняются конкурентами. Цена, которую платит политик, — потеря или выигрыш в голосах избирателей.

Однако, применяя модель экономического поведения к анализу политики, следует учитывать и существенную разницу в структуре рыночной и политических систем. Политика, по мнению Бьюкенена, — это сложная система обмена между индивидуумами, в которой последние коллективно стремятся к достижению своих частных целей, так как не могут их реализовать на основе обычного рыночного обмена. На политическом рынке происходит обмен налогов на общественные блага. Этот обмен не очень рационален, поскольку обычно налогоплательщики одни, а блага за счет налогов получают другие. Причина в том, что природа общественного выбора ограничивает способность отдельного лица влиять на его исход.

Обычно потребители общественных благ, действуя в роли избирателей, непосредственно определяют не конкретные размеры налогов, а лишь состав органов власти. Поэтому в результатах выбора как бы растворяются не только предпочтения конкретного индивида, но и позиции большинства, касающиеся отдельных вопросов развития общественного сектора. Голосуя на выборах, избиратели, во-первых, имеют возможность выявлять свои предпочтения через значительные промежутки времени, определяемые сроком избрания, во-вторых, вынуждены приобретать общественные блага в «едином пакете» в рамках предвыборной программы, в-третьих, имеют ограниченный выбор претендентов на государственные должности. Формировать такие «пакеты» общественных благ, предлагать их избирателям в форме программ, а затем принимать детальные решения, в частности, утверждая бюджет, и контролировать их исполнение — функция профессиональных политиков. Именно так осуществляется практика представительной демократии в большинстве стран с развитым рыночным хозяйством.

В таких условиях наибольшие шансы реализовать через официальное лицо свои экономические интересы имеют возможность хорошо организованные группы давления, или лобби. Это могут быть организации фермеров, мощные отраслевые профсоюзы, монополии и т.д.Лоббизм — это способ объединения с представителями власти для проведения определенной экономической политики. В обмен на финансовые ресурсы или голоса избирателей политик обеспечивает проведение в жизнь конкретных правительственных программ в интересах отдельной группы. Расходование ресурсов с целью получить от государства исключительные права и преимущества, приносящие их обладателям выгоды за счет других членов общества, принято называть погоней за рентой. Политическая рента — это получение прибыли путем политического процесса. Группы давления получают политическую ренту, когда законодатели принимают правительственные решения о введении импортных пошлин, выделении многомиллиардных средств для закупки продукции, выдачи субсидий, кредитов и т.п.

Сторонники теории общественного выбора приходят к выводу, что именно в силу экономических причин существует политическое неравенство и возможно принятие нецелесообразных решений. Важнейшие из этих причин следующие:

1. Нарушение пропорций между предельными затратами и предельными выгодами часто приводит к принятию экономического решения, неверного с общественной точки зрения;

2. Неравенство в получении информации, поскольку лучше информированы люди с высокими доходами и хорошо организованные лоббистские группы. Они максимизируют свою прибыль, получая политическую ренту. Неравенство в получении информации связано и с феноменом рационального игнорирования, присутствующем в системе представительной демократии. Если правительство принимает решение, которое принесет выгоду обществу в целом, хотя отдельные группы населения могут проиграть (например, отмена субсидий какому-либо сектору экономики), но каждый отдельный избиратель получит малую выгоду от этого, так как общая полезность распределится среди всего населения. В таких обстоятельствах избиратели ведут себя апатично, равнодушно, что и получило название рационального игнорирования, так как большинству населения нет смысла собирать и оценивать информацию о данном проекте, нести затраты ради почти неощутимой выгоды. Но ущемленное меньшинство, которое пострадает от отмены субсидий, организуется в группы давления;

3. Недобросовестность государственных чиновников (государственной бюрократии), которые, преследуя свой частный интерес, стремятся получить наибольшее количество голосов на следующих выборах и принимают политически популярные решения, но экономически неэффективные, так как выборы проходят в ближайший период, а последствия реализованных программ проявятся позже. При этом они наращивают государственные расходы, усиливают государственное регулирование, раздувают бюрократический аппарат. Правительство максимально концентрирует в своих руках власть, а экономика оказывается в проигрыше. Все это порождает негативное отношение избирателей к правительственным решениям, законам.

В 70—80-х годах эти идеи были развиты в концепции политического делового цикла, в которой коренным образом предусматривались возможности антициклического регулирования государства. Эта теория была разработана американскими исследователями В.Нордхаузом и Д.Макрэ и включала следующие положения:

  • Во-первых, выдвигалась предпосылка о влиянии экономического положения внутри страны на популярность правящей партии. Главными показателями состояния конъюнктуры являлись темпы инфляции и норма безработицы. Чем ниже их уровни, тем при прочих равных условиях больше голосов будет отдано на предстоящих выборах за правящую партию;
  • Во-вторых, предполагалась обратная зависимость между уровнями инфляции и безработицы: чем меньше безработица, тем быстрее растут цены;
  • В-третьих, считалось, что основной мотив хозяйственной деятельности правящей партии — обеспечить себе переизбрание. Достижению данной цели и подчинено регулирование конъюнктуры.

Механизм политического цикла развивается следующим образом. Стремясь гарантировать победу своей партии на выборах, правительство пытается обеспечить оптимальное сочетание инфляции и безработицы. Сразу, после прихода к власти, администрация принимает усилия по снижению, прежде всего, темпов роста цен путем искусственного провоцирования кризисных явлений. К концу выборного периода задача становится противоположной. Делается все возможное, чтобы «разогреть» экономику, поднять уровень занятости. Тем самым дается очередной толчок росту цен. Расчет делается на инерционность их движения. К моменту выборов уровень занятости поднимается, а инфляция еще не успевает набрать полной силы. Следовательно, такая политика должна способствовать привлечению дополнительных голосов и успеху на выборах. Иными словами, правительство вместо того, чтобы стабилизировать экономический рост, начинает выступать проциклическим фактором в экономике, провоцирующим колебания. Этим по сути дела доказывается наличие логического предела государственного регулирования в рыночной экономике, так как государство оказывается еще одним фактором циклического развития, для корректировки которого оно первоначально предназначалось.

Дж.Бьюкенен предложил новую концепцию организации политического рынка для достижения согласия в обществе. В рамках «политического обмена» выделялось два уровня общественного выбора:

  • Первый уровень — разработка правил и процедур принятия политических решений. Например, правил, регламентирующих способы финансирования бюджета, одобрения государственных законов, систем налогообложения. Это могут быть различные правила: принцип единодушия, квалифицированного большинства, правило простого большинства и т.п. Это позволит находить согласованные решения. Совокупность предлагаемых правил Бьюкенен назвал «конституцией экономической политики»;
  • Второй уровень — практическая деятельность государства и его органов на основе принятых правил и норм.

Критерием справедливости и эффективности политической системы должно послужить распространение правил экономической рыночной игры на политический процесс. По мнению сторонников теории общественного выбора, государство должно выполнять охранительные функции и не участвовать в хозяйственной деятельности. Блага общественного пользования предлагается преобразовывать в товары и услуги, продаваемые на рынке. Дж.Бьюкенен предлагает провести приватизацию в общественном секторе, так как это снизит бюрократизацию экономики, усилит конкуренцию, уменьшит политическую ренту и т.д. Хозяйствующие субъекты должны заключать сделки без регламентации со стороны государства.

Таким образом, применив традиционную неоклассическую методологию к анализу сферы политико-правовых отношений, «вирджинцы» пришли к пропаганде свободного предпринимательства. Если правительство, в принципе, не может действовать в интересах всего общества, то лучше обойтись без его участия: рынок, несмотря на все его недостатки, более пригоден для регулирования экономической и социальной жизни, чем государственное вмешательство, рычаги которого находятся в руках чиновников, преследующих личные или узко групповые цели, — гласит конечный вывод вирджинской школы.

Теория общественного выбора, не предлагая универсальных формул и средств, поднимает ряд проблем, которые нельзя обойти вниманием. Она, прежде всего, дает основания для предостережения относительно расширения экономической роли государства. Эта теория показывает, что попытки правительственных органов предотвратить недостатки рынка необязательно принесут положительные результаты. Одна причина — это административная неэффективность государственных органов и их мощная защита от конкуренции. Другая причина состоит в том, что власть, необходимая правительству для регулирования экономики, часто используется лобби. Поэтому, несмотря на самые благие намерения создателей правительственных программ и концепций, рынок со всеми своими недостатками зачастую приносит гораздо лучшие результаты. Принимая политические решения, всегда следует сопоставлять экономические последствия рыночного и государственного регулирования, чтобы определить оптимальную форму и степень вмешательства. Теории общественного выбора удалось представить в более реалистическом свете и на новой информационной основе механизм принятия государственных решений.